cc07de13     

Баталов В - На Иньве



В. БАТАЛОВ
НА ИНЬВЕ
Рассказ
Перевел В. Муравьев
За лугами садилось солнце.
По узкой тропинке, ведущей к реке, с удочками в руках шли трое
друзей - Толик, Коля и Ванек.
- Слушайте, я загадаю вам загадку, - сказал тоненький, наголо
остриженный Толик. - Шел охотник. Смотрит - в озере плавают пятнадцать
уток. Подкрался он, выстрелил и убил одну утку. Сколько уток осталось?
Плотный, коренастый Коля сразу понял, что загадка не простая, а с
подвохом. Только в чем подвох, он не мог догадаться. Коля не любил хитрить
и поэтому прямо признался:
- Не знаю...
А Ванек тряхнул кудрявой головой и засмеялся:
- Чего же трудного в твоей загадке? Я сразу отгадал.
- Отгадал - скажи, - посмотрел на приятеля Коля.
- Сам подумай. В четвертый класс перешел, а не можешь решить такую
простую задачку, - поддразнил Колю Ванек. - Не знаешь?
- Нет, - буркнул Коля.
- Эх, ты! Четырнадцать уток осталось! - весело крикнул Ванек. -
Правильно, Толик?
Но Толик отрицательно покачал головой:
- Вот и не отгадал. Осталась одна убитая утка, а остальные улетели.
Ванек отвернулся и стал насвистывать какую-то песенку.
Тропинка свернула в овраг, заросший густым лесом. Здесь было темно и
страшновато. Говорили, что в овраг забредают медведи, и поэтому его
называли Медвежьим.
Ребята притихли и невольно прибавили шагу. Но овраг и лес скоро
кончились, тропинка поднялась на холм, и перед мальчиками снова открылись
широкие луга. С холма хорошо было видно деревню, школу, новый клуб и
вьющуюся среди лугов и густого ивняка Иньву.
Толик взглянул на солнце и сказал:
- В это время уже начинается клев. Пошли скорее.
И ребята, подхватив удочки наперевес, побежали.
На реке было тихо и пустынно. Только по самой середине Иньвы плыли
одно за другим бревна.
Ребята размотали удочки, насадили на крючки червей и сели на берегу.
Скоро начали попадаться окуни. Больше всех везло Ваньку. Он с трудом
сдерживался, чтобы не закричать от радости, не похвастать, а тут, как
нарочно, его червяком прельстился круглый подлещик и тоже попался на
крючок.
- Уже будет на две ухи, - бормотал Ванек, заглядывая в свое
ведерко, - да еще утром наловлю столько же...
Как-то незаметно солнце опустилось на черное болото. Стало прохладно.
По лугам, словно пролитое молоко, медленно полз туман.
- Надо костер запалить, - поеживаясь, негромко сказал Толик.
Ребята собрали сухих сучьев и разожгли костер. Толик достал из
дедушкиной сплетенной из лыка сумки-пешорки солдатский котелок. Каждый
почистил по две рыбы, и вскоре из весело забурлившего котелка пошел
вкусный запах ухи.
Ванек зачерпнул ухи ложкой и, подув, попробовал.
- Соли маловато, - определил он.
Коля развернул газету, в которой были завернуты хлеб и соль.
- Смотрите, ребята! Опять в газете портрет Володи Зубова! -
воскликнул Коля и, подвинувшись к костру, начал читать: - "На снимке
сплавщик Владимир Зубов. Комсомольская бригада, которую он возглавляет,
ежедневно перевыполняет норму и заняла первое место среди бригад
Самковского леспромхоза".
- Часто пишут о нем, - с завистью вздохнул Ванек.
В это время кипящая уха плеснула из котелка в костер.
- Надо долить! - спохватился Коля и с кружкой побежал к реке за
водой.
Он раздвинул кусты и в недоумении остановился: то место, где он всего
час назад сидел с удочкой, залило водой, а во всю ширину реки - от берега
до берега - сплошняком стояли бревна.
Коля поглядел на затор, прислушался, как плескалась вода и терлись
друг о друга бревна, потом закричал:
- Эй, ребята, иди



Назад