cc07de13     

Басов Николай - Трол Возрожденный 4 (Магия На Крови)



ТРОЛ - ВОИН ПРОВИДЕНИЯ
Николай БАСОВ
МАГИЯ НА КРОВИ
Глава 1
Трол Возрожденный, прозванный Воином Провидения и, как подозревали в черной Империи, являющийся воплощением Лотара Желтоголового, вернувшегося в этот мир согласно предсказанию через две тысячи лет после смерти, чтобы опрокинуть эту Империю, посмотрел на Ибраила, а затем на всех остальных. Его светлые глаза казались очень яркими.
- Нельзя ли подробнее, Ибраил? - спросил он очень спокойно. - Так сказать, для немагов.
Такое спокойствие было не к добру, оно настораживало любого достаточно подготовленного воина.
- Я экспериментировал с книгой Ублы, - стал рассказывать Ибраил. - Еще в пустыне, только прочитав эту книгу, я поразился, насколько точно, красиво и правильно она написана.
- Тогда ты нам сказал, что Убла оказался талантливым... э-э, литератором, - вставил Крохан, продолжая жевать.
- Вот именно. - Ибраил, что было на него не похоже, начал слегка горячиться. - Я подумал, что это его книга. А оказалось... Нет, разумеется, это его книга, он ее изготовил, уж не знаю, согласно каким рецептам и спецификациям. Он же ее и опробовал...

Но дело в том, что не вполне он ее, так сказать... писал.
- Ничего не понимаю, - пробормотал Роват, бывший имперский рыцарь.
Вся компания, а именно: Трол, Крохан, бывший капитан стражи Кадета, славной столицы королевства Зимногорье, Роват, тщательно маскирующийся под обычного северянина, но своим ростом, силой, манерами и выправкой свидетельствуя каждому, у кого были глаза, что являлся до недавних пор воином Империи, Зара Сабелыцица, караванщица, а ныне, кажется, член команды, взявшая на себя обязанности добровольного организатора всяких жизненных удобств, а также Самвел из Даулов, сержант кадетской стражи, двое братьев и рыцарей Белого Ордена по именам Бали и Батар, и в довершение всего двое возниц из Империи, взятых в плен, но так спокойно и уверенно исполняющих все поручения, словно они добровольно перешли на сторону Трола, - в общем, все поголовно, собравшись за одним длинным столом для ужина, пытались понять Ибраила.
- Я решил кратенько записать, - толковал свое Ибраил, - что произошло с нами за последние месяцы, объяснить, как, собственно, эта книга попала ко мне, но... - Он поднял палец и всмотрелся в Трола, словно именно там искал объяснение всему, что говорил. - Стоило мне увлечься, совсем немного, как вдруг... Вот, взгляните.
С последним словом Ибраил разложил книгу Ублы, которую до этого прижимал левой рукой к груди, словно ребенка, прямо на обеденном столе, чуть не попав в сочное мясо, политое уксусным соусом, и опрокинув один из пяти подсвечников.
- Что мы должны увидеть? - спросил Крохан.
- Сначала я писал своим почерком, - пояснил Ибраил. - Но вот тут... все начинается совсем по-другому. И на старом фойском, что удивительно!
- Почему удивительно? - спросил Трол.
- Старофойского для записей я не употреблял уже лет триста, - пояснил Ибраил. - Пользовался вендийским, квантумом или дериб.
- Ну и что? - снова спросил Крохан. - Задумался и перешел на другой язык. Я, правда, так не сумел бы, но для вас, полиглотов...
- Это не просто старофойский. Это каллиграфика, редчайший и очень сложный по смысловым значениям рисунок иероглифов, - не выдержал Ибраил. - Это язык высокой магии, если хотите, запредельной для моего уровня.
- Тихо, - попросил его Трол и, быстро, незаметно поворачивая голову, осмотрел зал темноватой, почти пустой гостиницы, где они остановились. Люди в зале ужинали, пили вино, тихонько переговаривались, никто,



Назад