cc07de13     

Басов Николай - Посох Гурама



sf_heroic Николай Владленович Басов Посох Гурама Лотар Желтоголовый, бывший охранник купеческих караванов, волею судьбы стал Драконьим Оборотнем, по прозванию Охотник на демонов. В компании с верным Сухметом он странствует по всему Западному континенту, защищая людей от прорывов магической нечисти.

Но жизнь подкидывает ему очередную непростую задачу. Ему необходимо вернуть законным хозяевам Посох Всесилия, созданный великим волшебником и позволяющий влиять на причинно-следственные связи...
1995 ru Faiber faiber@yandex.ru Fiction Book Designer 2006-02-08 http://www.fenzin.org FAIBER-GSTIKCE4-1X14-5TA0-NRJX-P13P5858CTO8 1.0 v 1.0 — создание fb2 — Faiber
Николай Басов
Посох Гурама
(Лотар Желтоголовый-4)
ГЛАВА 1
Лотар Желтоголовый, драконий оборотень, прозванный охотником на демонов, грелся на чистом весеннем солнышке, и по его виду никто бы не догадался, что в замке происходит что-то необычное. Зато Сухмет ходил взад-вперед, что-то бормотал и даже ломая пальцы, пока Лотар не попросил его этого не делать.
В огромном дворе княжеского замка Пастарины царило ленивое спокойствие хорошо защищенного места. Лучники тренировались в стрельбе из небольших восточных луков, что в безветренном каменном колодце замка было не так уж трудно, на плацу красный от натуги десятник заставлял дружинников делать с алебардами какое-то упражнение, а у кухни трое ветеранов приставали к служанкам, вышедшим на солнышко чистить свои кастрюли.
За спиной Лотара здоровая и вполне веселая лошадка хрустела сеном, подбирая его с последнего снега. Иногда она потряхивала головой, и тогда в воздухе разливался гонкий звон удил.

Лотар развалился на чурбаках, предназначенных, вероятно, для господского камина, и, жмурясь, подставлял лицо солнышку. Иногда он тоже, как лошадь, потряхивал коротко стриженной головой и улыбался.
— Что развеселило тебя, господин мой? — спросил Сухмет. Не дождавшись ответа, он добавил: — Если мы будем сидеть здесь и дальше, никто не заключит с нами контракт даже на поиски прошлогодних подсолнухов.
Лотар попытался, не слишком, впрочем, настойчиво, отодвинуть морду лошади, которая вдруг вздумала поискать сено у него за шиворотом.
— Чувствуется ученик Харисмуса.
— Я просто осмелился посоветовать тебе больше ценить наше время, иначе…
— Да, действительно, что тогда?
— Тебе придется драться с каждым лешим, который скиснет у любой деревенской бабки молоко!
— Молоко скисает само, а леший молоко сквашивает. Живем в этих горах уже три года, а ты даже правильно говорить не хочешь научиться.
Желтоватое сухое лицо Сухмета стало розовым.
— Я… говорил на этом диалекте, господин мой, когда здесь еще ни одного человека не было!
— Тем более ужасно, что ты так и не научился…
Лошадь наклонилась и теперь уже не стесняясь облизала всю соломенно-желтую, круглую голову Лотара. Драконий оборотень рассмеялся. Сухмет посмотрел на него, обреченно махнул рукой и отошел.

Но Лотар еще не успел скормить лошади краюху хлеба, которую достал из сумки под ногами, как старик уже вернулся.
— Господин мой, ты не наводишь на лошадей никакой магии. Почему они тебя так любят?
— Спроси у них. Ведь Харисмус умел, по твоим словам, разговаривать с животными.
— И с животными, и с птицами, и с рыбами, — кивнул Сухмет. — Но я не Харисмус, поэтому спрашиваю тебя.
Хлопнула дверь, и на высокое крылечко княжеского терема, как пробка из бутылки с перебродившим вином, вылетел дуайен торгового сословия Пастарины, старейшина купеческой палаты, как сказывали, самый богатый человек этих гор — господин Покует. Он



Назад