cc07de13     

Басов Николай - Кожаные Капюшоны



sf_heroic Николай Владленович Басов Кожаные капюшоны Небольшое процветающее государство, возникшее вокруг Лотара и его сподвижников, подвергается атаке самых искусных демонических наемников, какие только имеются в распоряжении Архидемона, — цахоров, бессмертных кожаных капюшонов, ужаса бесчисленных поколений людей. Впервые Лотар Желтоголовый узнает, что значит быть не только охотником, но и дичью. Но эта роль совсем не устраивает отчаянного истребителя демонов — он должен во что бы то ни стало найти и устранить источник всех бед и средоточие зла этого мира— Архидемона Нахаба.
1997 ru Faiber faiber@yandex.ru Fiction Book Designer, FB Tools 2006-02-08 http://www.fenzin.org FAIBER-UBH0U0LS-AI08-GP65-F74U-NKBL4CMI0T3W 1.0 v 1.0 — создание fb2 — Faiber
Николай Басов
Кожаные капюшоны
(Лотар Желтоголовый-6)
ГЛАВА 1
Лотар Желтоголовый, драконий оборотень, прозванный Миротворцем, посмотрел серьезными серыми глазами на кипу бумаг, рукописей, отчетов, графиков и планов, которые лежали перед ним на огромном столе, и вздохнул. Ему не хотелось этим заниматься, но он был тут главным, самым главным, и все стремились узнать его мнение. Он поднял голову и оглядел людей, стоявших перед ним.
Джимескин, бывший банкир, а ныне казначей и хранитель Малой печати, который считал все расходы и утверждал сметы. Слава Кроссу, он взял на себя хотя бы препирательства с подрядчиками по поводу цен за камень, цемент, древесину, гвозди, канаты, рабочую силу и многое другое.
Перспектос, архитектор, — худой, подвижный человек, желчный и крикливый. Он появился как-то вместе с Шивеком и заявил, что мечтой всей его жизни было строительство целого города, а точнее — столицы нового, прекрасного и свободного государства, в котором умеют ценить искусства, в особенности архитектуру, знания и красоту. Он-то и стал строить город, который безо всяких на то причин, по мнению Лотара, стали величать Лотарией, а чуть позже придумали для него герб, кучу привилегий и всего прочего, в чем Лотар уже не очень разбирался.
Но самое удивительное — все окрестные князья и бароны, которым, казалось бы, следовало в первую очередь потребовать ответа у пришельцев, на каком основании они отхватили огромный кус прекрасной и чистой лесной земли и принялись строить свои заставы, деревни и даже столицу, — не предприняли никаких враждебных действий, а многие даже выразили удовлетворение таким соседством. Лотар даже оглянуться не успел, как к нему понаехало множество посольств, и он теперь чуть не половину своего времени должен был тратить на разрешение не только своих проблем, но и трудностей соседних княжеств и городов, чтобы, как говорил Шивилек, не упустить важнейшей информации.
Никакой особой информации Лотар из этих чисто человеческих дрязг все равно не получал, но целиком перевалить всю дипломатию и внешнюю политику на бывшего адъюнкта философии, а ныне премьер-министра Лотарии — уже не столицы, а целого государства с немалыми доходами, невероятным числом новых людей и очень высоким авторитетом на континенте, — все-таки не решался. Тем более что без Шивилека, строгого, почти всегда чем-то недовольного, ворчливого и нахмуренного, действительно бывало трудновато.

Как-то Сухмет сказал, что плохое настроение премьера проистекает от дурного кровообращения и ему нужно пить что-нибудь с цикорием. Поэтому Лотар распорядился: как только мэтр Шивилек появляется в его кабинете, вручать ему кружку с крепчайшим отваром. По этой ли причине или по какой другой, но в кабинете премьер оттаивал и захаживал, даже когда



Назад